переводы на русский и тексты - Henry Wadsworth Longfellow

перевод Miles Standish - Henry Wadsworth Longfellow на русский и оригинальный текст песни
Miles Standish: итальянский перевод и тексты - Henry Wadsworth Longfellow итальянский
Miles Standish: английский перевод и тексты - Henry Wadsworth Longfellow английский
Miles Standish: испанский перевод и тексты - Henry Wadsworth Longfellow испанский
Miles Standish: французский перевод и тексты - Henry Wadsworth Longfellow французский
Miles Standish: немецкий перевод и тексты - Henry Wadsworth Longfellow немецкий
Miles Standish: португальский перевод и тексты - Henry Wadsworth Longfellow португальский
Miles Standish: русский перевод и тексты - Henry Wadsworth Longfellow русский
Miles Standish: голландский перевод и тексты - Henry Wadsworth Longfellow голландский
Miles Standish: шведский перевод и тексты - Henry Wadsworth Longfellow шведский
Miles Standish: норвежский перевод и тексты - Henry Wadsworth Longfellow норвежский
Miles Standish: датский перевод и тексты - Henry Wadsworth Longfellow датский
Miles Standish: хинди перевод и тексты - Henry Wadsworth Longfellow хинди
Miles Standish: Польский перевод и тексты - Henry Wadsworth Longfellow Польский
Ниже вы найдете тексты песен , музыкальное видео и перевод Miles Standish - Henry Wadsworth Longfellow на разных языках. Музыкальное видео с аудиотреком песни автоматически начнется внизу справа. Для улучшения перевода вы можете перейти по по этой ссылке или нажать синюю кнопку внизу.

тексты Miles Standish
by Henry Wadsworth Longfellow

In the Old Colony days, in Plymouth the land of the Pilgrims,
To and fro in a room of his simple and primitive dwelling,
Clad in doublet and hose, and boots of Cordovan leather,
Strode, with a martial air, Miles Standish the Puritan Captain.
Buried in thought he seemed, with his hands behind him, and pausing
Ever and anon to behold his glittering weapons of warfare,
Hanging in shining array along the walls of the chamber,—
Cutlass and corselet of steel, and his trusty sword of Damascus,
Curved at the point and inscribed with its mystical Arabic sentence,
While underneath, in a corner, were fowling-piece, musket, and matchlock.
Short of stature he was, but strongly built and athletic,
Broad in the shoulders, deep-chested, with muscles and sinews of iron;
Brown as a nut was his face, but his russet beard was already
Flaked with patches of snow, as hedges sometimes in November.
Near him was seated John Alden, his friend, and household companion,
Writing with diligent speed at a table of pine by the window;
Fair-haired, azure-eyed, with delicate Saxon complexion,
Having the dew of his youth, and the beauty thereof, as the captives
Whom Saint Gregory saw, and exclaimed, 'Not Angles, but Angels.'
Youngest of all was he of the men who came in the Mayflower.

andnbsp;andnbsp;andnbsp;andnbsp;andnbsp;andnbsp;andnbsp;andnbsp; Suddenly breaking the silence, the diligent scribe interrupting,
Spake, in the pride of his heart, Miles Standish the Captain of Plymouth.
'Look at these arms,' he said, 'the warlike weapons that hang here
Burnished and bright and clean, as if for parade or inspection!
This is the sword of Damascus I fought with in Flanders; this breastplate,
Well I remember the day! once saved my life in a skirmish;
Here in front you can see the very dint of the bullet
Fired point-blank at my heart by a Spanish arcabucero.
Had it not been of sheer steel, the forgotten bones of Miles Standish
Would at this moment be mould, in their grave in the Flemish morasses.'
Thereupon answered John Alden, but looked not up from his writing:
'Truly the breath of the Lord hath slackened the speed of the bullet;
He in his mercy preserved you, to be our shield and our weapon!'
Still the Captain continued, unheeding the words of the stripling:
'See, how bright they are burnished, as if in an arsenal hanging;
That is because I have done it myself, and not left it to others.
Serve yourself, would you be well served, is an excellent adage;
So I take care of my arms, as you of your pens and your inkhorn.
Then, too, there are my soldiers, my great, invincible army,
Twelve men, all equipped, having each his rest and his matchlock,
Eighteen shillings a month, together with diet and pillage,
And, like Caesar, I know the name of each of my soldiers!'
This he said with a smile, that danced in his eyes, as the sunbeams
Dance on the waves of the sea, and vanish again in a moment.

Alden laughed as he wrote, and still the Captain continued:
'Look! you can see from this window my brazen howitzer planted
High on the roof of the church, a preacher who speaks to the purpose,
Steady, straight-forward, and strong, with irresistible logic,
Orthodox, flashing conviction right into the hearts of the heathen.
Now we are ready, I think, for any assault of the Indians;
Let them come, if they like, and the sooner they try it the better,—
Let them come if they like, be it sagamore, sachem, or pow-wow,
Aspinet, Samoset, Corbitant, Squanto, or Tokamahamon!'
andnbsp;andnbsp;andnbsp;andnbsp;andnbsp;andnbsp;andnbsp;andnbsp; Long at the window he stood, and wistfully gazed on the landscape,
Washed with a cold gray mist, the vapory breath of the east-wind,
Forest and meadow and hill, and the steel-blue rim of the ocean,
Lying silent and sad, in the afternoon shadows and sunshine.
Over his countenance flitted a shadow like those on the landscape,
Gloom intermingled with light; and his voice was subdued with emotion,
Tenderness, pity, regret, as after a pause he proceeded:
'Yonder there, on the hill by the sea, lies buried Rose Standish;
Beautiful rose of love, that bloomed for me by the wayside!
She was the first to die of all who came in the Mayflower!
Green above her is growing the field of wheat we have sown there,
Better to hide from the Indian scouts the graves of our people,
Lest they should count them and see how many already have perished!'
Sadly his face he averted, and strode up and down, and was thoughtful.

andnbsp;andnbsp;andnbsp;andnbsp;andnbsp;andnbsp;andnbsp;andnbsp; Fixed to the opposite wall was a shelf of books, and among them
Prominent three, distinguished alike for bulk and for binding;
Bariffe's Artillery Guide, and the Commentaries of Caesar,
Out of the Latin translated by Arthur Goldinge of London,
And, as if guarded by these, between them was standing the Bible.
Musing a moment before them, Miles Standish paused, as if doubtful
Which of the three he should choose for his consolation and comfort,
Whether the wars of the Hebrews, the famous campaigns of the Romans,
Or the Artillery practice, designed for belligerent Christians.
Finally down from its shelf he dragged the ponderous Roman,
Seated himself at the window, and opened the book, and in silence
Turned o'er the well-worn leaves, where thumb-marks thick on the margin,
Like the trample of feet, proclaimed the battle was hottest.
Nothing was heard in the room but the hurrying pen of the stripling,
Busily writing epistles important, to go by the Mayflower,
Ready to sail on the morrow, or next day at latest, God willing!
Homeward bound with the tidings of all that terrible winter,
Letters written by Alden, and full of the name of Priscilla,
Full of the name and the fame of the Puritan maiden Priscilla!

переводы на русский песни
Miles Standish - Henry Wadsworth Longfellow

Во времена Старой колонии, в Плимуте, стране пилигримов,
туда и сюда по комнатам своего простого и примитивного жилища,
Одетый в камзол, чулки и сапоги из кордовской кожи,
Строде, с воинственным видом, Майлз Стэндиш, капитан-пуританин.
Он казался погруженным в свои мысли, заложив руки за спину и останавливаясь
Время от времени, чтобы созерцать его сверкающее боевое оружие,
Висящий в сияющем ряду вдоль стен камеры -
сабля, стальной корсет и его верный дамасский меч,
изогнутый на острие и начертанный мистической арабской фразой,
Внизу, в углу, были ружье, мушкет и фитильное ружье.
Он был невысокого роста, но крепко сложен и атлетичен,
Широкоплечий, с высокой грудью, мускулами и сухожилиями. из железа;
Лицо его было коричневым, как орех, но его рыжеватая борода уже
покрыта клочьями снега, как живые изгороди иногда в ноябре.
Рядом с ним сидел Джон Олден, его друг , и домашнее хозяйство мой товарищ,
Пишет с усердием за сосновым столиком у окна;
Светловолосый, с лазурными глазами, с нежной саксонской кожей,
Имеющий росу юности и красота его, как пленники
Которых святой Григорий увидел и воскликнул: «Не ангелы, но ангелы».
Младшим из всех был он из людей, прибывших на Mayflower.

andnbsp; andnbsp; andnbsp; andnbsp; andnbsp; andnbsp; andnbsp; andnbsp; Внезапно нарушив тишину, старательный писец прервал его,
С гордостью своего сердца сказал Майлз Стэндиш, капитан Плимута.
«Посмотрите на эти руки, - сказал он, - воинственное оружие, которое висящее. здесь
Полированный, яркий и чистый, словно для парада или осмотра!
Это меч Дамаска, которым я сражался во Фландрии; этот нагрудник,
ну я тот день помню! однажды спас мне жизнь в перестрелке;
Здесь, впереди, видна сама вмятина от пули.
Испанский аркабусеро выстрелил прямо мне в сердце.
Если бы это было не совсем так. сталь, забытые кости Майлза Стэндиша
В этот момент были бы плесенью в их могиле во фламандских болотах.
Тогда ответил Джон Олден, но не оторвался от написанного:
' Воистину, дыхание Господа замедлило скорость пули;
Он по своей милости сохранил тебя, чтобы ты был нашим щитом и нашим оружием!
Тем не менее капитан продолжал, не обращая внимания на слова юноши:
«Видишь, какие блестящие они отполированы, словно в арсенале висит»;
Это потому, что я сделал это сам, а не оставил это другим.
Служите себе, вы бы были Хорошо служил, это отличная пословица;
Так что я забочусь о своем оружии, как ты о твоих ручках и твоих чернильницах.
Кроме того, есть мои солдаты, моя великая, непобедимая армия,
Двенадцать человек, все экипированы, каждый со своим отдыхом и своим фитильным замком, Восемнадцать шиллингов в месяц, плюс диета и грабеж,
И, как Цезарь, я знаю имя каждого из моих солдат!
Это он сказал с улыбкой, которая плясала в его глазах , как солнечные лучи
Танцуют на морских волнах и мгновенно исчезают.
Олден смеялся, когда писал, а капитан продолжал:

«Смотрите! вы можете видеть из этого окна мою наглую гаубицу,
посаженную высоко на крыше церкви, проповедника, говорящего о цели,
Уверенного, прямолинейного и сильного, с непреодолимой логикой,
Православные, светящиеся убеждением прямо в сердцах язычников.
Теперь мы готовы, я думаю, к любому нападению индейцев;
Пусть приходят, если хотят, и чем скорее они это попробуют тем лучше, -
Пусть приходят, если хотят, будь то sagamore, sachem или pow-wow,
Aspinet, Samoset, Corbitant, Squanto или Tokamahamon! »
andnbsp; andnbsp; andnbsp; andnbsp; andnbsp; andnbsp; andnbsp; andnbsp; Долго стоял он у окна и задумчиво смотрел на пейзаж,
Омытый холодным серым туманом, дымным дуновением восточного ветра,
Лес, луг и холм, и стально-синий край океана,
Лежит тихо и грустно, в полуденных тенях и солнечном свете.
Над его лицом мелькала тень, как на пейзаже,
Мрак, смешанный со светом; и его голос был подавлен эмоциями,
нежностью, жалостью, сожалением, и после паузы он продолжил:
«Там, на холме у моря, похоронена Роза Стэндиш;
Прекрасная роза любви, которая расцвела для меня на обочине дороги!
Она первая умерла из всех, кто пришел на Mayflower!
Зеленая над ней растет пшеничное поле, которое мы там посеяли,
Лучше спрятать от индийских разведчиков могилы нашего народа,
Чтобы они не пересчитали их и не увидели, сколько уже погибло!
С грустью он отвел лицо, зашагал вверх и вниз, и был задумчивым.

andnbsp; andnbsp; andnbsp; andnbsp; andnbsp; andnbsp; andnbsp; andnbsp; К противоположной стене была прикреплена полка с книгами, и среди них
три выдающихся, отличавшихся большой вместимостью и переплетом;
«Артиллерийское руководство» Бариффа и «Комментарии Цезаря»,
На латыни в переводе Артур Голдинг из Лондона.
И, словно охраняемые ими, между ними стояла Библия.
Задумавшись перед ними, Майлз Стэндиш замолчал, словно сомневаясь
Кто из них три, которые он должен выбрать для своего утешения и утешения,
Будь то войны евреев, знаменитые кампании римлян,
Или артиллерийская практика, предназначенная для воинственных христиан.
Наконец вниз от с полки он вытащил массивного римлянина,
уселся у окна, открыл книгу и в тишине
перевернул потрепанные листья с толстыми отметинами на полях,
Как топтание ног, объявлено, что битва была самой жаркой.
В комнате не было слышно ничего, кроме торопливого пера юноши,
Занятого писанием важных посланий, t ехать на «Мэйфлауэр»,
Готовы отплыть завтра или, самое позднее, на следующий день, если Бог даст!
Возвращение домой с вестями о всей той ужасной зиме,
Письма, написанные Олденом, и исполнена имени Присциллы,
исполнена имени и славы пуританской девушки Присциллы!

Улучшить этот перевод

Из-за нехватки времени и людей многие переводы выполняются с помощью автоматического переводчика.
Мы знаем, что это не самое лучшее, но этого достаточно, чтобы дать понять тем, кто навещает нас. песни.
С вашей помощью и с другими посетителями мы можем сделать этот сайт ссылкой на переводы песен.
Вы хотите отдать свой вклад в песню Miles Standish Мы счастливы!

КРЕДИТЫ

Поддержите авторов и лейблы, стоящие за его созданием, купив его, если хотите.

Henry Wadsworth Longfellow

Miles Standish: переводы и слова песен - Henry Wadsworth Longfellow
Генри Уодсворт Лонгфелло, живший в 1807–1882 годах, был американским поэтом XIX века, наиболее известным по таким произведениям, как «Поездка Пола Ревира», «Песня о Гайавате», и Генри Уодсворт Лонгфелло, живший в 1807–1882 годах, был американский поэт XIX века, наиболее известный по таким произведениям, как «Поездка Пола Ревира», «Песня о Гайавате» и «Евангелина», которые читают и изучают до сих пор.

Miles Standish

опубликовал новую песню под названием 'Miles Standish' взята из альбома 'The Complete Poetical Works of Henry Wadsworth Longfellow' и мы рады показать вам текст и перевод.

Это список 15 песен, которые составляют альбом. Вы можете нажать на него, чтобы увидеть его перевод и текст.

Вот небольшой список песен, которые может решить петь, включающий альбом, из которого каждая песня взята:

последние тексты и переводы Henry Wadsworth Longfellow

последние обновления

Самые просматриваемые переводы на этой неделе

До сих пор вы улучшили
225
переводы песен
Спасибо!