переводы на русский и тексты - Niccolò Machiavelli

перевод Discourses On The First Decade Of Titus Livius - Niccolò Machiavelli на русский и оригинальный текст песни
Discourses On The First Decade Of Titus Livius : итальянский перевод и тексты - Niccolò Machiavelli итальянский
Discourses On The First Decade Of Titus Livius : английский перевод и тексты - Niccolò Machiavelli английский
Discourses On The First Decade Of Titus Livius : испанский перевод и тексты - Niccolò Machiavelli испанский
Discourses On The First Decade Of Titus Livius : французский перевод и тексты - Niccolò Machiavelli французский
Discourses On The First Decade Of Titus Livius : немецкий перевод и тексты - Niccolò Machiavelli немецкий
Discourses On The First Decade Of Titus Livius : португальский перевод и тексты - Niccolò Machiavelli португальский
Discourses On The First Decade Of Titus Livius : русский перевод и тексты - Niccolò Machiavelli русский
Discourses On The First Decade Of Titus Livius : голландский перевод и тексты - Niccolò Machiavelli голландский
Discourses On The First Decade Of Titus Livius : шведский перевод и тексты - Niccolò Machiavelli шведский
Discourses On The First Decade Of Titus Livius : норвежский перевод и тексты - Niccolò Machiavelli норвежский
Discourses On The First Decade Of Titus Livius : датский перевод и тексты - Niccolò Machiavelli датский
Discourses On The First Decade Of Titus Livius : хинди перевод и тексты - Niccolò Machiavelli хинди
Discourses On The First Decade Of Titus Livius : Польский перевод и тексты - Niccolò Machiavelli Польский
Ниже вы найдете тексты песен , музыкальное видео и перевод Discourses On The First Decade Of Titus Livius - Niccolò Machiavelli на разных языках. Музыкальное видео с аудиотреком песни автоматически начнется внизу справа. Для улучшения перевода вы можете перейти по по этой ссылке или нажать синюю кнопку внизу.

тексты Discourses On The First Decade Of Titus Livius
by Niccolò Machiavelli

Of the Religion of the Romans.

Though Rome had Romulus for her first founder, and as a daughter owed him her being and nurture, nevertheless, when the institutions of Romulus were seen by Heaven to be insufficient for so great a State, the Roman senate were moved to choose Numa Pompilius as his successor, that he might look to all matters which Romulus had neglected. He finding the people fierce and turbulent, and desiring with the help of the peaceful arts to bring them to order and obedience, called in the aid of religion as essential to the maintenance of civil society, and gave it such a form, that for many ages God was nowhere so much feared as in that republic. The effect of this was to render easy any enterprise in which the senate or great men of Rome thought fit to engage. And whosoever pays heed to an infinity of actions performed, sometimes by the Roman people collectively, often by single citizens, will see, that esteeming the power of God beyond that of man, they dreaded far more to violate their oath than to transgress the laws; as is clearly shown by the examples of Scipio and of Manlius Torquatus. For after the defeat of the Romans by Hannibal at Cannæ, many citizens meeting together, resolved, in their terror and dismay, to abandon Italy and seek refuge in Sicily. But Scipio, getting word of this, went among them, and menacing them with his naked sword, made them swear never to abandon their country. Again, when Lucius Manlius was accused by the tribune Marcus Pomponius, before the day fixed for trial, Titus Manlius, afterwards named Torquatus, son to Lucius, went to seek this Marcus, and threatening him with death if he did not withdraw the charge against his father, compelled him to swear compliance; and he, through fear, having sworn, kept his oath. In the first of these two instances, therefore, citizens whom love of their country and its laws could not have retained in Italy, were kept there by the oath forced upon them; and in the second, the tribune Marcus, to keep his oath, laid aside the hatred he bore the father, and overlooked the injury done him by the son, and his own dishonour. And this from no other cause than the religion which Numa had impressed upon this city.

And it will be plain to any one who carefully studies Roman History, how much religion helped in disciplining the army, in uniting the people, in keeping good men good, and putting bad men to shame; so that had it to be decided to which prince, Romulus or Numa, Rome owed the greater debt, I think the balance must turn in favour of Numa; for when religion is once established you may readily bring in arms; but where you have arms without religion it is not easy afterwards to bring in religion. We see, too, that while Romulus in order to create a senate, and to establish his other ordinances civil and military, needed no support from Divine authority, this was very necessary to Numa, who feigned to have intercourse with a Nymph by whose advice he was guided in counselling the people. And this, because desiring to introduce in Rome new and untried institutions, he feared that his own authority might not effect his end. Nor, indeed, has any attempt ever been made to introduce unusual laws among a people, without resorting to Divine authority, since without such sanction they never would have been accepted. For the wise recognize many things to be good which do not bear such reasons on the face of them as command their acceptance by others; wherefore, wise men who would obviate these difficulties, have recourse to Divine aid. Thus did Lycurgus, thus Solon, and thus have done many besides who have had the same end in view.

The Romans, accordingly, admiring the prudence and virtues of Numa, assented to all the measures which he recommended. This, however, is to be said, that the circumstance of these times being deeply tinctured with religious feeling, and of the men with whom he had to deal being rude and ignorant, gave Numa better facility to carry out his plans, as enabling him to mould his subjects readily to any new impression. And, doubtless, he who should seek at the present day to form a new commonwealth, would find the task easier among a race of simple mountaineers, than among the dwellers in cities where society is corrupt; as the sculptor can more easily carve a fair statue from a rough block, than from the block which has been badly shaped out by another. But taking all this into account, I maintain that the religion introduced by Numa was one of the chief causes of the prosperity of Rome, since it gave rise to good ordinances, which in turn brought with them good fortune, and with good fortune, happy issues to whatsoever was undertaken.

And as the observance of the ordinances of religion is the cause of the greatness of a State, so their neglect is the occasion of its decline; since a kingdom without the fear of God must either fall to pieces, or must be maintained by the fear of some prince who supplies that influence not supplied by religion. But since the lives of princes are short, the life of this prince, also, and with it his influence, must soon come to an end; whence it happens that a kingdom which rests wholly on the qualities of its prince, lasts for a brief time only; because these qualities, terminating with his life, are rarely renewed in his successor. For as Dante wisely says:—

'Seldom through the boughs doth human worth renew itself; for such the will of Him who gives it, that to Him we may ascribe it.'

It follows, therefore, that the safety of a commonwealth or kingdom lies, not in its having a ruler who governs it prudently while he lives, but in having one who so orders things, that when he dies, the State may still maintain itself. And though it be easier to impose new institutions or a new faith on rude and simple men, it is not therefore impossible to persuade their adoption by men who are civilized, and who do not think themselves rude. The people of Florence do not esteem themselves rude or ignorant, and yet were persuaded by the Friar Girolamo Savonarola that he spoke with God. Whether in this he said truth or no, I take not on me to pronounce, since of so great a man we must speak with reverence; but this I do say, that very many believed him without having witnessed anything extraordinary to warrant their belief; his life, his doctrines, the matter whereof he treated, being sufficient to enlist their faith.

Let no man, therefore, lose heart from thinking that he cannot do what others have done before him; for, as I said in my Preface, men are born, and live, and die, always in accordance with the same rules.


Footnote 1:

L'umana probitate: e questo vuole
Quei che la dà, perchè da lui si chiami.
Purg. vii. 121-123.]

переводы на русский песни
Discourses On The First Decade Of Titus Livius - Niccolò Machiavelli

О религии римлян.

Хотя Рим имел Ромула в качестве своего первого основателя и, будучи дочерью, был обязан ему своим существованием и воспитанием, тем не менее, когда учреждения Ромула были признаны Небом недостаточными для такое большое государство, римский сенат был вынужден избрать Нума Помпилия своим преемником, чтобы он мог следить за всеми делами, которыми пренебрегал Ромул. Он находил людей жестокими и беспокойными и желал с помощью мирных искусств привести их к порядку и повиновению, призвал на помощь религию, необходимую для поддержания гражданского общества, и придал ей такую ​​форму, которая для многих века нигде Бога так не боялись, как в этой республике. Результатом этого было облегчение любого предприятия, в которое сенат или великие люди Рима считали нужным участвовать. И всякий, кто обращает внимание на бесконечное количество действий, совершаемых, иногда римским народом коллективно, а часто и отдельными гражданами, увидит, что, почитая силу Бога выше силы человека, они гораздо больше боялись нарушить свою клятву, чем нарушить законы. ; как это ясно видно на примерах Сципиона и Манлия Торквата. Ведь после поражения римлян Ганнибалом при Канне многие граждане, собравшись вместе, в своем ужасе и смятении решили покинуть Италию и искать убежища на Сицилии. Но Сципион, узнав об этом, пошел среди них и, угрожая им своим обнаженным мечом, заставил их поклясться никогда не покидать свою страну. Опять же, когда Луций Манлий был обвинен трибуном Марком Помпонием, до назначенного дня суда, Тит Манлий, впоследствии названный Торкватом, сыном Луция, пошел искать этого Марка и пригрозил ему смертью, если он не снимет обвинение с его отец, заставил его поклясться в согласии; и он, из страха, поклявшись, сдержал свою клятву. Таким образом, в первом из этих двух случаев граждане, которых любовь к своей стране и ее законам не могла удержать в Италии, удерживались там навязанной им клятвой; а во втором трибун Марк, чтобы сдержать свою клятву, отбросил ненависть, которую он питал к отцу, и не обратил внимания на обиду, нанесенную ему сыном, и его собственное бесчестие. И это не по какой-либо другой причине, кроме религии, которую Нума внушил этому городу.

И любому, кто внимательно изучает римскую историю, будет ясно, насколько религия помогла дисциплинировать армию, сплотить ее. народ, чтобы держать хороших людей хорошими и посрамлять плохих; так что если бы было решено, какому князю, Ромулу или Нуме, Рим должен больше всего, я думаю, что баланс должен измениться в пользу Нумы; ибо, когда религия однажды утвердилась, вы можете легко взять с собой оружие; но там, где у вас есть оружие без религии, потом нелегко ввести религию. Мы также видим, что в то время как Ромул для создания сената и установления других своих гражданских и военных таинств не нуждался в поддержке со стороны Божественной власти, это было очень необходимо Нуме, который притворился, что вступает в сношение с нимфой, по совету которой он руководствовался советами людей. И это потому, что, желая ввести в Риме новые и неиспытанные учреждения, он опасался, что его собственная власть не повлияет на его конец. На самом деле, никогда не предпринималось никаких попыток ввести необычные законы среди людей, не прибегая к Божественной власти, поскольку без такой санкции они никогда не были бы приняты. Ибо мудрые признают добром многие вещи, которые не имеют на первый взгляд таких доводов, которые требуют их принятия другими; а потому мудрые люди, которые хотели бы избежать этих трудностей, прибегают к помощи Бога. Так поступали Ликург, таким образом Солон, и так поступали многие, кроме тех, кто преследовал ту же цель.

Соответственно, римляне, восхищаясь благоразумием и добродетелями Нумы, соглашались со всеми мерами, которые он рекомендуемые. Следует, однако, сказать, что обстоятельства того, что эти времена были глубоко окрашены религиозными чувствами, и что люди, с которыми ему приходилось иметь дело, были грубыми и невежественными, давали Нуме больше возможностей для осуществления его планов, поскольку позволяли ему легко формировать своих подданных под любое новое впечатление. И, несомненно, тот, кто в настоящее время будет стремиться образовать новое государство, найдет задачу легче среди расы простых горцев, чем среди жителей городов, где общество развращено; поскольку скульптору легче вырезать красивую статую из грубого блока, чем из блока, который был плохо оформлен другим. Но принимая все это во внимание, я утверждаю, что религия, введенная Нумой, была одной из главных причин процветания Рима, так как она дала начало добрым постановлениям, которые, в свою очередь, принесли с собой удачу, а при удаче - счастье. затрагивает все, что было предпринято.

И как соблюдение религиозных предписаний является причиной величия государства, так и их пренебрежение является причиной его упадка; поскольку царство без страха Божьего должно или развалиться на части, или должно поддерживаться

Улучшить этот перевод

Из-за нехватки времени и людей многие переводы выполняются с помощью автоматического переводчика.
Мы знаем, что это не самое лучшее, но этого достаточно, чтобы дать понять тем, кто навещает нас. песни.
С вашей помощью и с другими посетителями мы можем сделать этот сайт ссылкой на переводы песен.
Вы хотите отдать свой вклад в песню Discourses On The First Decade Of Titus Livius Мы счастливы!

Niccolò Machiavelli

Discourses On The First Decade Of Titus Livius : переводы и слова песен - Niccolò Machiavelli

Discourses On The First Decade Of Titus Livius

Представляем вам текст и перевод Discourses On The First Decade Of Titus Livius , новая песня, созданная Niccolò Machiavelli взята из альбома 'Discourses on the First Decade of Titus Livius (English version)'

Альбом состоит из 141 песен. Вы можете нажать на песни, чтобы просмотреть соответствующие тексты и переводы:

Вот небольшой список песен, которые может решить петь, включающий альбом, из которого каждая песня взята:

последние тексты и переводы Niccolò Machiavelli

последние обновления

Самые просматриваемые переводы на этой неделе

До сих пор вы улучшили
225
переводы песен
Спасибо!